Последний бой Магеллана, остров Мактан, 1521 год. Картина Грегори Манчесса

Фернан Магеллан в нашей памяти – это бесстрашный португальский исследователь, который первым совершил кругосветное плавание, но для Филиппин он – просто еще один белый человек, который был убит, пытаясь завоевать земли, которые ему не принадлежали. Настоящим героем для филиппинцев является вождь Лапу-Лапу, который, как известно, убил Магеллана, став первым филиппинским героем, который успешно противостоял колонизации. И да, на то время государства Филиппины еще не было.

Фернан Магеллан отплыл из Испании в 1519 году во главе армады из пяти судов. Он направился на юг через Атлантический океан в Патагонию, пройдя через пролив, который теперь носит его имя, и попав затем в океан, который он назвал «спокойным морем», откуда произошло современное название «Тихий океан». 16 марта 1521 года Магеллан увидел острова современных Филиппин, и он и его команда стали первыми европейцами, достигшими архипелага.

У Магеллана на повестке дня было две задачи: найти западный путь к островам Малуку (недалеко от Индонезии), также известными как “острова специй”; и распространить испанское влияние на все острова на пути, прежде чем к ним доберутся португальцы. Естественно, все это делалось для банальной цели – чтобы получить вознаграждение от испанского короля, и это несмотря на то, что сам Магеллан был португальцем. Такая “измена” национальным интересам случилась из-за того, что Фернан не смог убедить короля Португалии выделить деньги на его экспедицию, и он вынужден обратиться к правителю Испании.


Карта кругосветного путешествия Магеллана

Магеллан высадился на острове Хомонхон и подружился с вождями Лимасавы. Затем они познакомили капитана с Хумабоном (правитель острова Себу), который быстро принял католицизм вместе с женой и подданными. Хумабон получил христианское имя Карлос в честь короля Испании Карла, а его жена стала Хуаной, в честь матери короля Чарльза. Судя по всему, Хумабону так понравился процесс переименования, что он дал каждому народу острова новые названия. В конце концов многие близлежащие вожди согласились принять христианство, все, кроме одного – Лапу-Лапу, который отказался принять власть Хумабона и поклониться королю Испании.

Хумабон убедил Магеллана начать войну со своим соперником. Лапу-Лапу, правивший островом Мактан неподалеку от Себу, стал угрозой для Хумабона. Хумабон решил, что если он сможет заставить Магеллана победить Лапу-Лапу, он сможет присоединить Мактан к своим владениям.

Но Магеллан был слишком высокомерен, чтобы увидеть истинные мотивы Хумабона. Напротив, он пытался произвести впечатление на Хумабона, приказав вождю не вмешиваться в предстоящую битву. Магеллан полагал, что он сможет выиграть баталию без посторонней помощи из-за ружей и арбалетов, которые значительно превосходили примитивные копья и луки туземцев. Тем не менее, Магеллан был в значительном меньшинстве – всего сорок девять человек против полторы тысячи, если верить современным исследованиям. Это тот случай, когда количество имело значение.

Хумабон увидел в этом хорошую возможность и решил наблюдать за битвой на расстоянии. Возможно, он тоже верил в мощь европейского оружия. Хумабон наверняка рассчитал, что, если он примет участие в битве и проиграет, Лапу-Лапу захватит и Себу, и местные вожди примут его покровительство. Однако, если один только Магеллан потерпит поражение, Хумабон может сохранить лицо и сказать, что он не участвовал в нападении.

Последовавшая битва была предсказуемо игрой в одни ворота. Из-за отмели суда и лодки не смогли подойти на близкое расстояние, чтобы эффективно поддержать десантный отряд огнём. Во время нахождения европейцев на Себу местные жители имели возможность изучить европейское оружие и его слабые стороны. Они быстро двигались, не давая европейцам прицелиться, и атаковали моряков в незащищённые доспехами руки и ноги. Огнестрельное оружие было относительно недавней разработкой, и его зарядка занимала от десяти секунд до минуты. В течение этого времени испанцы были уязвимыми, поскольку на пляже не было укрытия, а туземцы поливали их стрелами. Немногочисленный отряд Магеллана был в катастрофическом меньшинстве и обременен доспехами. Из-за того, что туземцы направили основной удар именно на Магеллана, отряд в скором времени остался без военачальника.

Итальянский ученый Антонио Пигафетта, который путешествовал с Магелланом во время путешествия, так рассказывает о смерти Магеллана:

Узнав Магеллана, на него набросилось так много людей, что дважды сбивали шлем с его головы… Индеец бросил бамбуковое копье в лицо капитана, но тот увернулся и убил его своим копьем, которое он оставил в теле индейца. Затем он попытался вытащить меч, но только наполовину, потому что был ранен в руку другим копьем. Когда туземцы увидели это, они сразу бросились на него. Один из них ранил левую ногу Фернана большим мечем, похожим на ятаган, только значительно больше размерами. Капитан упал лицом вниз, и на него сразу же набросились с копьями и ножами, пока не убили. Он был нашим путеводным лучом, нашим светом во мгле, нашим истинным предводителем. Перед смертью он поднялся, чтобы посмотреть, успели ли мы сесть в лодки“.

Гибель Фернана Магеллана

«Ни одна часть тела Магеллана не уцелела» – писал Пигафетта в своем дневнике. Хумабон пытался убедить Лапу-Лапу вернуть тело, но победивший вождь отказался: «Он намеревался сохранить тело в качестве боевого трофея. Поскольку жена и ребенок Магеллана умерли в Севилье, еще до возврата экспедиции в Испанию, казалось, что все доказательства существования Фернана исчезли с лица Земли». В результате поражения погибло девять европейцев, но ущерб репутации был огромен. Кроме того сразу же дала себя знать потеря опытного руководителя.

Тем временем, за плечами испанцев, Лапу-Лапу и Хумабон восстановили дружеские отношения. Вставшие во главе экспедиции Жуан Серран и Дуарте Барбоза вступили в переговоры с Лапу-Лапу предлагая ему выкуп за тело Магеллана, но тот ответил, что тело не будет выдано ни при каких условиях. Неудача переговоров окончательно подорвала престиж испанцев, и вскоре Хумабон заманил их на обед и устроил резню, убив несколько десятков человек, в том числе почти весь командный состав. Кораблям пришлось срочно отплыть. Лапу-Лапу позже вернулся на родину в Борнео, и о нем больше ничего не известно. Дальнейшая судьба кругосветного путешествия экспедиции Магеллана описана в этой нашей статье.

Памятник Лапу-Лапу на острове Мактан

Сегодня Лапу-Лапу величают как первого «национального героя Филиппин», который противостоял иностранной интервенции, хотя в то время государства Филиппины не существовало. В центре острова Мактан находится высокая бронзовая статуя вождя Лапу-Лапу, в одной руке он держит меч, а в другой – щит. На Филиппинах также сооружены многочисленные памятные статуи в его честь. Именем Лапу-Лапу назвали небольшое поселение на острове, а также он фигурирует на официальной печати Филиппинской национальной полиции.

Современная реконструкция битвы на острове Мактан:

Каждый год в апреле разыгрывается сцена битвы при Мактане между испанцами и племенем Лапу-Лапу.

Современная реконструкция битвы на острове Мактан
Современная реконструкция битвы на острове Мактан

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Есть несколько замечаний и предположений по данной статье и конкретно о Лапу-Лапу.
    Я был на о.Мактан и там уверены, что Лапу-Лапу не был филиппинцем (не принадлежал к местным филиппинским племенам). Он приплыл с Борнео и позже вернулся на него же.
    Есть основания предполагать, что Лапу-Лапу был мусульманином и, скорее всего, беженцем из Малакки – малайского города-государства на юго-востоке Малаккского п-ова. В 1509 году Диогу Лопиш ди Секейра с четырьмя судами был послан в Малакку королём Португалии в целях установления контактов с Малаккским султанатом. В этой экспедиции в качестве простого солдата участвовал Фернан Магеллан. Первоначально Секейра был хорошо принят Султаном Махмуд Шахом (1488-1528). Однако вскоре мусульманская община убедила Махмуд Шаха, что португальцы должны быть уничтожены. Несколько человек были схвачены и убиты, но корабли смогли уплыть. Около 20 португальцев попало в плен к султану.
    Малакка была захвачена португальцами после ряда сражений 15 августа 1511 г., за 10 лет до высадки Магеллана на Филиппинах. Репрессии против местного мусульманского населения, в рамках плана короля Португалии Мануэля I, который в 1505 году решил нарушить мусульманскую торговлю в Индийском океане. Это вызвало волну малайских беженцев в окрестные островные государства и малообитаемые территории. Лапу-Лапу вполне мог быть предводителем группы воинов (филиппинцы называли таких предводителей “датУ”), которые покинули город, захваченный штурмом и отправились сначала в союзный Малакке султанат Бруней (возможно на его территорию в современной малайской провинции Саравак). Брунейская империя была одной из основных сил в Юго-Восточной Азии, раскинувшись от западного Калимантана до севера Филиппин. Перебравшись на Филиппины Лапу-Лапу добрался, в итоге, до Мактана, территорию которого, скорее всего, просто захватил или возглавил сопротивление местного населения войскам с соседнего Себу, вызвав неудовольствие местного правителя – раджи Хумабона. Очевидно, случилось это незадолго до прибытие Магеллана. Хумабон силами португальцев пытался не только устранить захватчика но и предотвратить распространение ислама на Себу. Безусловно, Филиппины испытывали на себе влияние исламизации (пример – те же филиппинцы-моро).
    Лапу-Лапу, судя по его тактике, был неплохо знаком с португальским способом ведения боевых действий. У султана Малакки была целая армия: он мог противопоставить европейцам 20 000 человек, в том числе наемных яванцев, иранцев и тюрков, и около 2000 орудий. Было несколько яростных атак, успешно отбитых войсками султана. Так что знания о европейском вооружении, доспехах и тактике он имел. Некоторые картины изображают Лапу-Лапк полуобнажённым дикарём с дубинкой в руках. Но это, конечно, не так: Пигаффето писал том, что Лапу-Лапу был вооружён длинным мечом камиланом, а бывавшие на о.Бохол туристы наверняка во время экскурсии видели Blood Compact Monument (Кровавый договор) о заключении сандуго (Sandugo) — ритуального кровного договора, заключённого между испанским конкистадором Мигелем Легаспи и дату Сикатуной, вождём филиппинского острова Бохол, 16 марта 1565 г. Дату Сикатуна при этом одет в настоящие доспехи: шлем-шишак (напоминающий шлем древнерусских воинов), панцирь из металлических пластин (напоминающих доспех древнеримских солдат) и даже поручи и поножи! Очевидно, что дату Лапу-Лупу также имел доспехи (которых возможно, просто не надел, чтобы иметь возможность лавировать и уклоняться от аркебузных пуль. Таким образом, перед Магелланом был совсем непростой противник. Возможно, Магеллан даже знал, что он – мусульманин и бежал с Малакки.
    Позже Лапу-Лапу со своими людьми, очевидно, испытывая сопротивление со стороны более многочисленных воинов раджи Хумабона, уплыл с острова, вернувшись назад на о.Борнео, скорее всего – назад, в мусульманский султанат Бруней.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Потяните ползунок вправо *